ВНИМАНИЕ! ОБЪЯВЛЯЕТСЯ КОНКУРС НАУЧНЫХ РАБОТ!

Федеральная служба судебных приставов и ФГБОУ ВО «Всероссийский государственный университет юстиции (РПА Минюста России)» объявляет десятый конкурс научных работ, посвященных истории образования, развития института судебных приставов в России и современной деятельности Федеральной службы судебных приставов.

Ознакомиться с условиями участия в конкурсе можно в разделе "Конкурсы и фестивали" и по телефону (8142) 76-00-73

71-ая стрелковая дивизия

Память

Памяти воинов
71-й Краснознаменной Торуньской стрелковой дивизии,
не вернувшихся с
Великой Отечественной Войны

ПОСВЯЩАЕТСЯ

Дивизия

31 августа 2007 года в Кондопожском районе, в местечке Шушки, состоялась торжественная церемония открытия памятного знака, посвященного памяти погибших на карельской земле в 1941 году бойцов 71-ой Торуньской Краснознаменной стрелковой дивизии. Памятный знак был установлен силами сотрудников Управления ФССП России по Республике Карелия.

В мае 2010 года к 65-летию Великой Победы и посвященным боевым действиям 71-ой Краснознаменной Торуньской стрелковой дивизии силами сотрудников УФССП России по РК был издан буклет, который пополнил музей истории судебных приставов Карелии.

 

 

 

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ 71 КРАСНОЗНАМЁННОЙ ТОРУНЬСКОЙ СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ НА  КАРЕЛЬСКОМ ФРОНТЕ В ПЕРИОД 1941 ГОДА

 

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ФОРМИРОВАНИЯ 71-Й СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ

71-я стрелковая дивизия была сформирована в г. Петрозаводске 10 июня 1940 года на базе Финской народной армии. Несколько позже дивизия была доукомплектована личным составом из разгромленной в ходе Финской компании 18 стрелковой дивизии. В период Зимней войны участие в боевых действиях дивизия не принимала. Основной национальный состав – советские финны и карелы. Штаб дивизии до мая 1941года находился в Петрозаводске.

В начале лета 1941года части и соединения дивизии были введены в населённые пункты, приграничных с Финляндией районов. Штаб дивизии размещался в Соанлахти.

Первым командиром дивизии был генерал-майор Антилла А.М. - участник похода на Кимасозеро под командованием Тойво Антикайнена.

 
СООТНОШЕНИЕ СИЛ ЧАСТЕЙ 71 СД И ПРОТИВНИКА НА УЧАСТКЕ ОБОРОНЫ МЕЖДУ КУОЛИСМАА И СОРТАВАЛА В ИЮНЕ 1941 ГОДА

 

К началу войны 71-я стрелковая дивизия обороняла на южном участке границы с Финляндией обширную полосу в районе Вяртселя -Куолисмаа протяженностью более 100 км.

Правое крыло занимал 126-й сп под командованием майора Валли В.И., прикрывая Поросозерское-Медвежьегорское направление.

Центральный участок обороны в районе Корписелькя удерживал 52-й сп под командованием полковника Бирмана М.Я., а на левом фланге находился 367-й сп – командир майор Литвинов Ф.И.

Со стрелковыми полками были размещены дивизионы двух артиллерийских полков –230-й и 237-й (230-м артиллерийским полком командовал Буданов), а так же 133-й противотанковый дивизион, 271-й отдельный зенитный артиллерийский дивизион, сапёрные и разведывательные подразделения, а также батальон связи, которым командовал Чадов, 69 медсанбат, автобатальон, и подразделение снабжения. Позднее в состав дивизии вошёл запасной 131 сп, сформированный также в г.Петрозаводске.

Перед фронтом дивизии стояли подразделения противника, входившие в состав Карельской армии Финляндии.

Задача Карельской армии состояла в том, чтобы овладеть южными районами Карелии, выйти на р.Свирь и соединиться в этом районе с войсками группы армии “Север”, наступавшей из Восточной Пруссии на Псков, Ленинград, а частью сил на Лодейное Поле. Главный удар наносил 6-й армейский корпус (5-я и 11-я пехотные дивизии и 1-я пехотная бригада) в направлении Соанлахти, северо-восточнее побережья Ладожского озера, и далее на Олонец, Лодейное Поле.

7-й армейский корпус (7-я и 19-я пехотные дивизии) имел задачу прорвать оборону советских войск между озерами Пюхаярви и Янисярви и развивать наступление на Сортавалу.

Группа “Ойнонен” (2-я пехотная и кавалерийская бригады) должна была наступать в направлении Куалисмаа – Поросозеро. 1-я финская и 163 пехотные дивизии составляли армейский резерв.

Финским войскам противостояли части всего лишь одной 71-й стрелковой дивизии 7-й армии (командир дивизии – полковник В.Н. Фёдоров ) и приданные им подразделения 3-го и 80-го погранотрядов. район Вяртсиля - Соанлахти прикрывал 367-й полк (командир - майор Ф. И. Литвинов), Корписелькя – 52-й полк (командир – полковник М. Я. Бирман), и Куолисмы – 126-й полк (командир - майор В. И. Валли).

 

 НАЧАЛО БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ

 

 О состоянии войск противника штабу 71-й дивизии было уже точно известно в начале июня 1941 года.

Дивизия была кадровой, слухи о неизбежной войне ходили уже достаточно давно, поэтому особой паники в дивизии не наблюдалось. Скорее наоборот все работало как часы. Уже 22 июня в кадрированные подразделения стал поступать отмобилизованный личный состав. Вольнонаемный состав принимал присягу и также становился на штат военного времени.

С самого первого дня войны в тесном взаимодействии с пограничными частями начала свою работу разведка дивизии. Вот, как вспоминает самое начало войны бывший рядовой разведвзвода 126 стрелкового полка, в настоящее время ветеран Великой Отечественной войны Нюгард Телхо Вяйнович:

“ Я был призван в армию в 40-м году. В 39-м году финнов в армию не брали из политических соображений, а в 40-м году началось формирование финской народной армии. Мы все ждали, что нас введут в боевые действия против Финляндии, но, потом из Петрозаводска пришёл указ о выводе нас на “зимние квартиры”. В 41-м мне исполнилось двадцать пять лет, служил я разведчиком в разведвзводе 126 стрелкового полка. Взвод состоял из 28-и бойцов: по национальности все – финны.

22-го июня 41-го года мы все узнали, что началась война и, хотя финны перешли границу на нашем участке только 28-го июня, мы, разведчики, начали свои действия уже 22-го числа. Именно в первые два дня наш взвод вместе с пограничниками получил задание взять “языка” на одном из хуторов, находящихся в 4-х километрах за финской границей. Придя на хутор, минуя порядки финских пограничников, мы обнаружили, что всё население уже эвакуировалось в глубь Финляндии. Пришлось возвращаться ни с чем.

24-25 июня мы провели первый бой и разгромили финскую погранзаставу, а дальше было отступление…”

26 июня 1941года, выступая в качестве союзника гитлеровской Германий, Финляндия объявила войну СССР.

10 июля 1941 года началось вторжение финских войск на территорию Суоярского района.

 

 ХОД БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ ЧАСТЕЙ 71 СД

 

Главный удар от рубежа государственной границы 1940 г. наносился по двум направлениям: на Вертсиля – Соанлахти - Суйстамо, где действовала 11-я пехотная дивизия 6-го армейского корпуса (командующий корпусом генерал- майор П. Талвела), и на Корписелькя –Толвоярви, где были сосредоточены 1-ая отдельная дивизия; 5-я пехотная дивизия 6-го корпуса, 1-я и 2-я пехотные бригады группы “О” (командующий группой генерал-майор В. Ойнонен).

К вечеру 10 июля, несмотря на упорное сопротивление, 367-й сп под натиском превосходящих сил противника был вынужден начать отход от приграничного рубежа обороны в юго-восточном направлении - к Соанлахти – Суйстамо, а основные силы 52-го полка – в восточном – к Толвоярви – Суоярви. В оборонительных порядках 71-й дивизий возникла брешь, в результате чего финские войска получили возможность развить наступление от дороги Корписелькя - Толвоярви в направлений на Муанто – Лоймола.

14 июля противник крупными силами вышел к важному узлу коммуникаций – ст. Лоймола. Спешно выдвинутый сюда командованием 7-й армии 131-й запасной полк, (командир – капитан П. Т. Съедин), который был сформирован в первые дни войны, не смог удержать станцию.

Заняв Лоймолу, финские войска развернули наступление на Питкяранту – Олонец, Колатсельгу – Петрозаводск и часть сил, - на Суоярви, где в это время размещался штаб 7-й армий. Однако в 15 км от Лоймолы, у станции Нятяоя, отступившему на суорвскую дорогу 131-му полку удалось приостановить продвижение противника. 52-й стрелковый полк, с боями отошедший к 13 июля на восточный берег оз. Толвоярви, также закрепился здесь и остановил дальнейшее продвижение финнов, прикрыв Суоярви с запада. Положение на подступах к Суоярви временно стабилизировалось.

На юге района части 11-й финской дивизии, заняв после упорных боёв Соанлахти, Суйстамо и перехватив ст. Леппясюрья , вынудили 367-й полк 16 июля отойти за р. Янисйоки – на Сортавальское направление, где держала оборону 168-я стрелковая дивизия. Полк был передан в оперативное подчинение этой дивизии.

Дислоцировавшийся в Соанлахти, а затем в Суйстамо штаб 71-й стрелковой дивизии также был отведён в Сортавалу и к 20 июля через Ленинград и Петрозаводск передислоцировался в Суоярви.

Для организации обороны на Суоярском направлении до прибытия штаба 71-й дивизии приказом командующего 7-й армией 14 июля 1941 г. была создана Суоярвская оперативная группа войск в составе 52-го , 131-го стрелковых полков, бронепоезда и 80-го погранотряда.

Продолжавшие удерживать район Суоярви советские части создавали серьёзную угрозу флангам и тылам финских войск, прорвавшимся в глубь Карелии на при ладожском и петрозаводском направлениях.

 Бои июля 1941 года для 71 дивизии стали настоящими уроками мужества, смелости, героизма и отваги. Именно в июльских боях в дивизии появился первый воин, удостоенный звания Героя Советского Союза. Стал этим воином Петр Тикиляйнен.

52-й стрелковый полк, где служил Пётр Тикиляйнен, после упорных оборонительных боёв у д. Корписелькя по приказу командования отошел на юго-восток и к середине июля создал устойчивую оборону на восточном берегу озера Толвоярви. После того как воины 52-го сп отразил наступление врага, против них в конце июля была брошена вновь пребывшая 163-я немецкая пехотная дивизия.

Здесь, в районе Ристисалми ,28 июля 1941 г. в бою против гитлеровцев совершили свой воинский подвиг Пётр Тикиляйнен и бойцы его отделения. Им было приказано не допустить выхода врага на дорогу , которая вела через Вохтозеро и Спасскую Губу в Петрозаводск . Это была “дорога жизни” для полка и всей дивизии. Окопавшись на покрытом камнями и валунами восточном берегу озера Толвоярви, вблизи свай взорванного деревянного моста , отделение Тикиляйнена встретило роту гитлеровцев ружейно-пулемётным огнём. В течение всего дня отделение героически отбивало натиск врага, пытавшегося на лодках переправиться через водную преграду. Часть фашистов была уничтожена огнём советских воинов в лодках, а высадившиеся на берег подпускались на близкую дистанцию, затем бойцы Тикиляйнена из своих окопов открывали прицельный огонь и забрасывали врага гранатами.К вечеру кончились патроны, в живых осталось только, в живых осталось только четыре воина, включая командира, они были ранены… Пётр Тикиляйнен, бросив последнюю гранату в причалившую лодку с гитлеровцами, возгласом “За родину!” поднял своих боевых друзей на последний рукопашный, штыковой бой. Враг не смог пробиться к дороге на этом рубеже: отделение героев сделало его неприступным. На каменистом берегу осталось лежать 76 вражеских трупов.

Указом Президиума Верховного совета СССР от 20 ноября 1941 г. младшему сержанту Тикиляинену Петру Абрамовичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Захоронен П. А. Тикиляйнена в братской могиле воинов в г. Суоярви Карельской АССР. В 1966 г. на могиле установлен бюст Героя Его именем названа улица в г. Суоярви, пионерские дружины школ на его родине, в Волосовском районе Ленинградской области. В средней школе д. Красная Мыза, которую закончил Тикиляйнен, установлена мемориальная доска. К Мурманскому порту приписан рыболовный траулер “Пётр Тикиляйнен”.

Еще одним Героем дивизии стал боец Казарьян. И хотя он не был удостоен звания Героя Советского Союза, подвиг его от этого не стал менее значимым. В честь героя его однополчане сложили песню, которая прошла с дивизией до победного конца.

Песня о Казарьяне

 Жаркий полдень рассеял туманом
Перед рощей раскинулось поле
И увидев врагов Казарьян
Дал команду орудие к бою.
Грянул гром, за снарядом снаряд
Разрядили ряды белофиннов,
Но один белофиннский отряд
Окружил огневую с долины.
 Жив остался в расчёте один,
Но орудие также гремело,
А снарядам конец приходил
И храбрый принял решение смело
Он орудие в миг зарядил
В руки взял боевую гранату

  Ствол землёй и дёрном набил
И окончил шнурком канонаду.
Не получите вы ничего
Кроме гибели вашей, - фашисты.
И армейская песня его
Загремела у сосен ветвистых
Он плясал, а враги подошли,
Тут взметнулась героя граната
И навеки бандиты легли
Офицер и четыре солдата.
Так погиб наш Саркиз Казарьян
В грозной битве не дрогнув ни разу
Отомстим-же за сына армян
За любимого сына Кавказа.

 

20 июля, дополнительно введя в бой из армейского резерва немецкую 163-ю дивизию, противник возобновил наступление, на Суоярви стремясь прорвать оборонительные позиции 52-го и 131-го полков.

Однако наши части оказали врагу исключительно упорное сопротивление и в течение месяца отражали все его попытки ликвидировать “суоярвский выступ”. Оставив 5 августа восточный берег оз. Толвоярви, 52-й полк продолжал сдерживать натиск противника на подступах к Суоярви на новом промежуточном рубеже по р. Айтойоки. И все же к 20 августа возможности обороны “суоярвского выступа ” оказались исчерпаны. После того как финским войскам удалось обойти оставшийся фактически неприкрытым левый фланг 131-го полка и создать угрозу перехвата дороги Суоярви – Вохтозеро – Спасская губа, командование 7-й армии отдало приказ об отходе всех частей и подразделений с “суоярвского выступа” в район севернее оз. Сямозера.

Отход был завершен к 23 августа 1941 г. Измотанная и обескровленная в боях под Суоярви немецкая 163-я дивизия была выведена в резерв, а затем переброшена на р. Свирь.

В северной части Суоярвского района – на направлении Куолисма – Поросозеро 126-й полк 71-й вплоть до конца августа успешно отражали атаки финской кавалерийской бригады группы “О” на приграничных рубежах, сначала непосредственно у Куолисмы, а затем в 40 км восточнее её – у Лиусваары, куда отошел по приказу командования армии.

Однако после того, как наши части оставили “суоярвский выступ” полк пришлось отвести к Поросозеру. Против него противник бросил дополнительные подкрепления. С севера по дороге от Лендер в район Поросозера выдвинулась пехотная бригада “К”. Со стороны Куолисмы и Суоярви развернули наступление основные силы группы “О”.

Тем не менее, 126-й полк продолжал удерживать Поросозеро до начала октября 1941 г. после того как противник овладел Петрозаводском, и продолжил продвижение по дороге на Кондопогу – Медвежьегорск, командование 71-й дивизии отдало приказ об отводе части.

 

Из воспоминаний Нюгарда Т.В.

“…Наш полк оказался отрезанным от всех частей 71-й стрелковой дивизии. У части даже не было связи со штабом. Несколько раз командование вообще теряло наш полк из вида. Отступали мы неохотно, - бои вели за каждую горушку. Отходили в направлении Куолисмаа - Поросозеро. Поросозеро обороняли до 9-го октября. Командование дивизии регулярно ругала нашего командира полка в хвост и в гриву, обвиняя его в том, что своим медленным отступлением он добивается окружения своего полка, чтобы сдаться в плен финнам. Когда возникла настоящая угроза окружения, мы вынуждены были снова отступать…”

В ночь на 5 октября 126 полк отошел от Поросозера к Совдозеру, а через несколько дней к Мяндусельге, прикрывая с запада подступы к Медвежьегорску. Таким образом, в начале октября 1941 г., после трёх месяцев упорных боёв финским войскам удалось полностью оккупировать территорию Суоярвского района.

 И снова воспоминания ветерана:

“Отступали в следующем направлении: Совдозеро – Юстозеро – Мяндусельга – Кумса-2 – Чёбино. В последних двух населённых пунктах были особенно большие потери. В связи с тем, что уже ни о какой скрытной разведке речи быть не могло, и наш взвод бросали в разведку боем, потери среди нас были очень чувствительны. В Чёбино был ранен и я. Дальше мы вышли на окраину города Медвежьегорска, где наконец-то соединились с другими частями дивизии. Удачный случай произошёл в августе. Незадолго до того, как к финнам на подкрепление прислали 163-ю горно-стрелковую дивизию немцев для показательных боёв против русских. По рассказам эта дивизия до Карелии успела повоевать в Польше, Франции, Голландии, Норвегии и Дании. В августе наш взвод наткнулся на батальон немцев, которые спасались от жары в озере. Быстро перебросив наших пулемётчиков на удобные позиции, мы расстреляли практически весь батальон в воде. И в целом эта хвалёная дивизия на нашем рубеже потеряла больше половины личного состава”.

 

Обо всей сложности положения 71 стрелковой дивизии и тяжести боев мы находим упоминания у ветерана 69 отдельного медико-санитарного батальона, бывшей медицинской сестры, Иконниковой Надежды Егоровны:

“В начале войны заниматься приходилось всем – оказанием первой медицинской помощи и транспортировкой раненых, и участием в хирургических операциях. Начало войны особенно запомнилось двумя случаями.

В ходе боя к нам в медсанбат доставили молодого бойца, было ему всего 22 года. Ранения были серьёзными и требовали ампутации обеих ног. Когда хирург сообщил об этом бойцу, тот в отчаянии умалял умертвить его, на что хирург Баранов сухо отрезал: “ Я раненых не убиваю” и приступил к операции. Когда боец очнулся после наркоза, он тихо пропел строчку из песни “Мы, сестра, с тобой ещё станцуем..”.

Как оказалось потом, до войны он был учителем. Как сложилась его дальнейшая жизнь, мне не известно, но забыть глаза этого паренька я не могу до сих пор.

Вообще работа в медсанбате в начале войны была каторжная. Иногда приходилось работать без сна и отдыха по двое – трое суток. Потом короткий четырёхчасовой сон и снова за работу. Не хватало медикаментов, медицинского оборудования. Из-за этого, к сожалению, многих раненых не удавалось спасти.

Однажды мы потеряли нашего сослуживца и друга старшину Малахова. Его доставили с ранением бедра и большой кровопотерей. Рана, в общем то, пустяковая, и нужно то было только вовремя сделать переливание крови, но так как все системы переливания были уже задействованы, он скончался от большой потери крови, не дождавшись буквально трёх- пяти минут. Случаев таких в начале войны было достаточно много.

 Кроме этого наш медсанбат побывал во многих переделках: попадали в окружение и выходили из него отдельными группами, однажды, наша железнодорожная санлетучка, уходя в тыл, чуть не угодила на передовой отряд финнов…”.

Медсанбат

Медперсонал 69 омсб

71 стрелковой дивизии, 1941 г.

 

Одновременно с боями в Суоярвском и Сортавальском районах дивизия также вела боевые действия на территории Кондопожского и Пряжинского р-нов.

Как уже говорилось выше полки 71 сд (более других 367 стрелковый полк) отступал со стороны Суоярви по дороге Суоярви – Вохтозеро – Кеняки – Спасская Губа. Это был очень трудный путь для дивизии. Он был сопрежен с колоссальными потерями в людских силах. На некоторых рубежах обороны дивизия за 3-4 дня оставляла убитыми и пропавшими без вести до 1000 человек.

После выхода на Спасскую Губу путь некоторых подразделений дивизии лежал в сторону поселка Сопоха, г.Кондопога и водопада Кивач. И на этих рубежах дивизия продолжала нести потери.

К сожалению, из-за сложной фронтовой обстановке в 1941 году воинскими частями не всегда четко и подробно документировалась оперативная обстановка. Не была исключением и 71 сд. В Центральном архиве Министерства обороны Российской Федерации (г.Подольск Московской области) сохранилось лишь небольшое количество документов по оперативной работе и до сих пор представляется сложным создать точную и полную картину боев 71 стрелковой дивизии. Огромную помощь в исследовании боевого пути этой дивизии оказала Книга Памяти 71 СД, в которой зафиксирован боевой путь дивизии в виде списков безвозвратных потерь.

С помощью проведенного анализа данных Книги Памяти мы можем представить ту тяжелую обстановку в которой воевала 71 дивизия летом – осенью 1941 года.

Август 1941 года

С 5 по 15 числа

367 стрелковый полк потерял погибшими и пропавшими без вести в районе д.Хюмпеля Сортавальского района 1021 бойца.

 

Конец Августа – начало октября

Полки и подразделения дивизии потеряли погибшими и пропавшими без вести 565 человек в р-не д.Вохтозеро Кондопожского р-на

 

Несколько дней в августе и сентябре

В р-не Нелгомозеро Кондопожского р-на погибло 34 человека

 

С 1 по 16 октября

В р-не деревни Кеняки Кондопожского р-на 367 сп, 126 сп, 237 ап и 131 сп за две недели активных боев потеряли 408 человек, причем 244 из них погибли и пропали без вести 3 октября.

 

Август – октябрь

В р-не Моторинского леспромхоза дислоцировался 69 медикосанитарный батальон без подразделений, приданных в оперативное подчинение полкам дивизии. За два с небольшим месяца в медсанбате умерло от ран 87бойцов дивизии

 

Октябрь 1941 года

В р-не д.Сопоха Кондопожского района погибли и пропали без вести 23 бойца.

 

 

71

Спасская Губа, 1941 год

Эту скорбную таблицу можно продолжать и дальше: оз.Кивач, Пелдо, Равангора, Кудама, Лахта, Спасская Губа, водопад Кивач и т.д. – все эти топографические названия связаны с рубежами обороны частей 71 стрелковой дивизии.

 

 

Общение с ветеранами 71 сд помогло прочитать еще одну героическую страницу дивизии, еще одного героя, еще один подвиг. В Совет ветеранов 71 сд, находящийся в Петрозаводске весной этого года пришло заказное письмо из Москвы. В нем была просьба ветерана из Москвы помочь решить вопрос, связанный с тем, чтобы после смерти, похоронили его у водопада Кивач, с которым связаны одни из сильнейших воспоминаний жизни. В этом же письме он передал сочиненную им поэму о своей жизни и о годах войны. Вся поэма занимает больше 10 машинописных листов, я привожу лишь выдержки, из которых мы узнаем о боях за водопад Кивач.

 

В.В. Николаев

Воспоминания о Карелии

Историко-биографическая поэма

1999г.

 

 

Иконникова 

Иконников С.А.

1941 год

 

Командир 

Командир одного из полков 71 сд, Карельский фронт

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 Командир

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 Командир

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Командир

 

…Потом было ещё одно короткое сражение,

В шести километрах от Кивача-седого,

Мы предприняли там контрнаступление,-

Враг бой не принял и отступил немного.

 

Затем к реке мы Суне снова отошли.

Приказ был: занять левый берег у порога,

Рубеж тот стойко мы удерживать должны

И охранять не только мост, но и дорогу на Кондопогу.

 

И вот к реке мы подошли, там мост стоял.

Тут перед нами во всей красе сам водопад предстал.

Он грозно, как зверь рычал,

Так, видимо, своё он недовольство нами выражал…

 

…Так встретил нас водопад Кивач сурово,

Показывая нам свои гранитные пороги.

А на берегу окопы были для нас готовы, -

В них и разместились мы правее от дороги…

 

…Когда же оставалось метров двести до водопада,

Где было опасно реку форсировать,

То берег нам охранять не надо.

Мы охраняли мост, но и его потом пришлось взорвать.

 

Здесь ночевали мы, а утром пятнадцатого октября

Я получил персональное задание.

Наш политрук к себе позвал меня

И приказал отбыть в деревню Сопоха на совещание…

 

…Вернулся в роту я 16 октября уже на место новое:

Ей поручили берег ниже водопада охранять.

Здесь течение реки было уже спокойное,

И враг свободно мог её форсировать…

 

…Там я видел, что неверно расположена в обороне рота,

Где было густо, а где совершенно никого на много метров.

Тут вспомнился мне первый бой и ночь, проведённая у дзотов,

Я дал первую команду всем в окопах

Разместиться по два человека

Затем я разделил бойцов на два взвода.

 

Всего их тридцать девять оказалось.

Таким составом мы берег метров восемьсот охраняли,

А далее за нами наша оборона совсем кончалась.

(Потом там финны свои войска к нам в тыл переправляли)

 

Но более удобным для переправы был берег, где мы стояли.

Противник здесь неоднократно форсировать реку пытался.

Его ж попытки мы успешно отбивали,

И понеся потери, он здесь от переправы отказался.

 

Так продолжалось около недели в волнении,

А вскоре и политрук наш заболел, ушел в санбат.

Но тут под командой лейтенанта пришло к нам пополнение,

Чему в такое время я был очень рад…

 

…Так и остался я командиром роты.

Его же я со взводом направил наш левый фланг прикрывать

Теперь мне прибавилась и о них забота,

Ведь наверняка там враг будет реку форсировать.

 

Так это и случилось. Утром 28-го октября

Враг перешел там реку и стал нас окружать.

Мы тщетно отбивались, и тут решение принял я:

Нам надо прорываться, чтобы солдат спасать.

 

Решения такие, я и теперь считаю, верными были.

По времени наш полк уже должен отойти на Кондопогу,

Тем более нас вечером и утром не кормили,

А значит не от кого нам ждать подмогу.

Я по цепи распорядился, чтоб каждый взвод

Штыки примкнул и гранаты подготовил для метания

И по моей команде: “За Родину, вперёд ! ”

Идти за мной не обращая на огонь внимания.

 

И вот я дал команду. Рота поднялась,

Противник огонь усилил, солдаты залегли.

Я снова дал команду. Опять всё повторилось:

За мной на прорыв солдаты не пошли.

 

Тогда я в третий раз команду повторил,

И в этот раз попытка неудачная была,

А сам я тяжелое ранение получил:

Мне вражья пуля в челюсть угодила…

 

…Тут мозг мой сработал, мгновенно подсказал,

Что жить мне таким не к чему, особенно в плену.

И выдал он решенье мне: идти мне на прорыв –

мой час настал,

А если и убьют , то здесь героически за Родину умру.

Я так и поступил, поднялся во весь рост

И на врага пошёл упрямо.

 

Мне даже показалось, что это мне приснилось.

И не обращая внимания на кровоточащую рану,

Я шёл вперёд, как будто ничего со мною и не случилось.

 

Наверное я страшен был: упрямо шёл вперёд, кровью истекая.

Враг видимо решил, что я сошёл с ума.

В меня он перестал стрелять, всё ближе подпуская,

Что б взять живым, но тут я вдруг услышал дружное “Ура”

 

Я оглянулся на этот давно желанный крик: “Ура”

И понял: рота поднялась и, наконец, пошла за мною.

Теперь врагу уж было совсем не до меня,

Так я прорвался и 25 бойцов увел с собою.

 

Вот так природное творенье,

Жемчужина Карелии - Кивач-седой,

Без всякого на то благословения

Стал в сорок первом второй малой родиной моей.

 

Что с остальными стало, узнать мне не довелось,

Часть, видимо, погибли, часть ранеными врагу сдались,

Свидетелей тому потом мне встретить не пришлось,

А может и ещё часть с лейтенантом прорвалась…

В итоге оборонительных боев, окружений, контрнаступлений и отступлений к концу октября все части дивизии объединились в Медвежьегорском районе (Повенец – шлюзы ББК, Медвежьегорск, Вичка). Конечный рубеж занимаемой обороны 71 дивизии в Карелии – Беломорск, где дивизия дислоцировалась до августа 1942 года. Далее путь дивизии вел на Волховский фронт. В боях на Карельском фронте дивизия понесла самые значительные потери – менее, чем за 4 месяца активных боевых действий дивизия потеряла убитыми, умершими от ран и пропавшими без вести 10480 человек, что составило более 75 % всего численного состава дивизии.

 

ИТОГИ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ ДИВИЗИИ НА КАРЕЛЬСКОМ ФРОНТЕ В 1941 ГОДУ

 

71- я дивизия с честью выполнила свой воинский долг. Вязкая оборона, в которую попадали финны, не давала развить планомерное быстрое наступление финских и немецких частей. Хорошо работал штаб дивизии, офицеры штабов полков, батальонов и рот старались грамотно использовать тактические знания в обороне. Несмотря на постоянное, сильное превосходство противника в живой силе и вооружении дивизия не дала возможность снять финнам подразделения для усиления других рубежей фронта.

 

ДАЛЬНЕЙШАЯ СУДЬБА ДИВИЗИИ

 

А впереди были еще долгие дороги войны. За четыре года дивизия побывала на 7 фронтах. Оборона Карелии – Прорыв блокады Ленинграда (печально знаменитые Синявинские высоты) – Орловско-Курская битва, Курская дуга – Освобождение Украины, Белоруссии, Польши – Встреча с войсками союзников в Германии. Редко, какое соединение может похвастаться таким послужным списком! Свой военный путь дивизия закончила в Советской группе оккупационных войск в Германии в конце 1945 года.

Офицеры 

Офицеры штаба 71 сд, 1941 год

 Политработники

Политработники дивизии, Беломорский р-н, Карельский фронт, 1941 год

 

 

МЕСТА ОСНОВНЫХ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ 71 СД В ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ НА ТЕРРИТОРИИ КАРЕЛИИ, ГДЕ МОГУТ БЫТЬ НАЙДЕНЫ НЕЗАХОРОНЕННЫЕ ВОЙНЫ ДИВИЗИИ

 

  1. Боевые действия 367 стрелкового полка и приданных ему погранотрядов: г.Вяртселя, Техмаёки, Янисёки, Юттулампи, Хюмпеля, Ялонваара, Соанлахти, станция Аланту , Харлу, озеро Пелдо, г.Сортавала , Лахденпохья, Куркиёки.
  2. Боевые действия 52 стрелкового полка и приданных ему погранотрядов: Корписелька, Лояяаселька, Ояселька, Лампиваара, оз. Толвоярви, Ляпписюрья
  1. Боевые действия 131стрелкового полка и приданных ему погранотрядов: Суоярви, ст. Лоймала, д.Вешкелица, Равангора, Ковдозеро, Ротгозеро, Шотдым-озеро, р. Малая Суна, Юшкево, Масельга.
  2. Боевые действия 126 стрелкового полка и приданных ему погранотрядов: Поросозеро, Койтойоки г. Костоьукса, Койгоярви, Совдозеро, Юстозеро, Кумса-II, Падун, Чёбино, 10 и 11 разъезд Кировской железной дороги, Мяндусельга.
  1. Боевые действия 367 и 131 стрелковых полков: Северный берег озера Сямозера, Вохтозеро, Нелгомозеро, Кеняки, Кижозеро, Кивач, Спасская губа, Уница, Сопоха, г. Кондопога, Моторинский лесопункт, Гирвас.
  1. Боевые действия 367, 131, 126 сп: г. Медвежегорск, Пиндуши, Совхоз Вичка, Повенец.

 

С начала войны воины дивизии начали писать и петь дивизионную песню. С каждой очередной передислокацией, с каждым новым фронтом и боевой операцией в песни появлялись новые куплеты. Ниже я привожу текст песни 71 стрелковой дивизии, сохраненный в Совете ветеранов.

 

 “Песня нашего соединения”

 Грозные настали дни пожарищ.

Тучи закружились над страной.

Мы пришли из разных мест, товарищ,

На защиту Родины родной.

 

Припев: Волю твёрдую, стальную

Не согнёт фашистский сброд!

Сталин родной

Волей стальной

В бой ведёт народ.

Наш народ семьёй единой спаян-

Русских, и карелов, и армян.

Вырос здесь героем Тикеляйнен,

Стал героем смелый Казарьян.

 Припев:

Юттулампи памятна шюцкорам,

Трепеты пойсвааровских ночей,

В мутных толвояровских озёрах

Захлебнулись сотни палачей.

 Припев:

Помнит враг Синявина болота-

Силе нашей не было преград.

Волховцами брали вражьи дзоты

И пробили путь на Ленинград.

 

Припев:

Мы врага громили под Полтавой

Мы пробились к Киеву, и Днепру.

Мы прошли путями, где со славой

Щорс, Боженко били немчуру.

 

Припев:

С крепким добивающим ударом

Мы вперёд за Родину идём.

Эту песню сегодня мы недаром

О своей дивизии поём

В бой, идя дорогою нелегкой,

Выгнали мы с Польши волчий сброд.

Мы – герои Данцига и Гдыни

За Берлином кончили поход.

 Припев:

Если вражьи орды вновь востанут,

Снова в бой за Родину пойдём!

Эту песню мы с тобой недаром

О своей дивизии поём.

Пусть цветёт Карелия родная,

Пусть цветёт и славится она.

Нам сегодня песня боевая

Славы произносит имена.

 Припев:

Волю твердую, стальную,

Не согнёт фашистский сброд!

Сталин родной

Волей стальной.

 

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1945 года 71 стрелковая дивизия “За образцовое выполнение заданий командования в боях с немецкими захватчиками при овладении городами Пренцлау, Ангермюнде и проявленные при этом доблесть и мужество” была удостоена Правительственной награды – ордена “Красного Знамени”. Двумя месяцами раньше за овладения г.Торунь дивизии присвоено наименование “Торуньская”.

К сожалению, дивизия не была удостоена звания “Гвардейской”, хотя она была достойна такого звания. Произошло это по причине того, что дивизия чаще многих других перебрасывалась с фронта на фронт, переподчинялась от армии к армии и некому из вышестоящего начальства было своевременно подать представление на звание “Гвардейской”. Но, ни один из ветеранов, ни разу не посетовал на сложившуюся судьбу. Не за награды воевали они, хотя у каждого из них присутствуют на груди полный комплект боевой славы: медали “За отвагу”, “За боевые заслуги”, ордена “Красной Звезды”, “Отечественной войны”, ни говоря уже о наградах за освобождение городов.

 

ПОИСКОВАЯ РАБОТА ЗА 55 ЛЕТ ПОСЛЕ ВОЙНЫ

 

Со следами боев 71 стрелковой дивизии в Республике Карелия встречались большинство поисковых отрядов. Суоярвский, Сортавальский, Кондопожский, Пряжинский, Медвежьегорский районы – во всех них погибали на полях сражений воины дивизии. К сожалению, большинство погибших не были захоронены и до сих пор поисковики находят их останки.

В 1996 году, при отсыпке трассы “Санкт-Петербург - Мурманск” бульдозерист наткнулся на санитарное захоронение периода войны. Итогом работы поисковиков стало захоронение останков двадцати трех бойцов в братской могиле у водопада Кивач 7 октября 1999 года. На захоронении присутствовали и однополчане погибших.

Летом 1999 года Карельская региональная общественная молодежная организация “Поиск” начала полевые поисковые работы вдоль дороги Вохтозеро – Спасская Губа. Уже появились первые результаты: – обнаружены рубежи оборон, найдены останки двух бойцов. Зимой предстоит кропотливая работа в архивах (в основном ЦАМО РФ). С июня 2000 года снова продолжатся поисковые экспедиции.

Также в планах организации провести поход по местам боев 71 стрелковой дивизии.

В апреле Сводный отряд КРОМО “Поиск” примет участие в Межрегиональной поисковой экспедиции в рамках Всероссийской “Вахты Памяти” на местах боев 71 сд в Ленинградской области, в районе Синявинских высот, где дивизия потеряла около 3700 воинов погибшими и пропавшими без вести.

 

Управлением Федеральной службы судебных приставов России по Республике Карелия продолжается работа по увековечиванию памяти погибших воинов, защищавших в годы Великой Отечественной войны землю Карелии. В августе с.г. был установлен памятный знак под Медвежьегорском. Здесь в период с 1941 по 1943 г.г. пролегала передовая линия фронта. Финские войска, стремясь развить направление вдоль железной дороги дальше на север, в начале декабря  1941-го вышли в район станции Масельгская. Здесь зимой разгораются ожесточенные бои. Советские войска, сдерживая яростный напор противника, не отступают ни на шаг, а в 1944-м переходят в наступление. В Масельгскую оперативную группу, созданную командующим Карельским фронтом, входили 289-я, 263-я, 186-я стрелковые дивизии, 290-ый стрелковый полк, а также 367-я, 61-я и 65-я морские стрелковые бригады и 227-я отдельная танковая рота.

Поисками и захоронением останков занималась карельская поисковая группа «По следам погибших самолетов». Создана она была в 1987 году Виктором Дворецким – талантливым руководителем и человеком, болеющим душой за свое дело. Ежегодно с начала лета до осени он со своими подопечными – мальчишками 12-17 лет выходит в поисковые экспедиции. За время существования отряда его участниками было найдено и захоронено более 700 солдат, погибших в годы Великой Отечественной войны, на местах гибели летчиков и солдат установлено более 100 памятных знаков и 14 обелисков.

В Масельгской с 1994 года стоял временный памятный знак. Новый памятный знак из черного габбро-диабаза изготовлен и установлен на собранные сотрудниками карельской службы судебных приставов средства. На памятном знаке надпись: «Неизвестным бойцам Красной армии, погибшим при защите Родины. Остановись и поклонись».

 

Время создания/изменения документа: 07 мая 2013 16:24 / 16 ноября 2018 12:50

Версия для печати